Иконы Выставки Музей События Места Связь

 В октябре 2013г. вышел в печати каталог частного собрания антикварной галереи "Абрис".

В основе публикации - реализуемая часть собрания, то есть большая часть икон находится в продаже. Задача нового каталога - на наиболее цивилизованном уровне представить эти произведения, дав максимально подробную информацию о времени их создания, состоянии, историко-художественных особенностях.

Автор текстов, эксперт - И.П.Боровиков. Научная консультация доктора И.Л. Бусевой-Давыдовой. Макет и вёрстка художника А.В. Агеева.

 

 

Иконы

Из собрания антикварной галереи «Абрис»

 

   Большинство представленных здесь икон создано в цветущем XIX веке.

  Со второй половины XVII столетия русская иконопись стремительно изменялась под влиянием иноземных новшеств. По мере развития светского искусства в России, иконопись XVIII века попадала в зависимость от него, своеобразно модернизируясь и подчас обретая признаки вторичности. Эпоха классицизма и ампира в конце XVIII-начале XIX веков ознаменовалась началом возвратного движения иконописи к своим истокам, к  искусству времени царствующей Москвы, а затем и глубже, к живописи средневековых княжеств, Киевской Руси и Византии. Времена иноземных влияний в основном миновали. Главным содержанием художественного процесса  в иконописи XIX века стал поиск утраченной в прошлом столетии идентичности, реставрация великой эстетики и духа старины. Но их концепции, выработанные в иконописных центрах различных регионов России,  отличались. В итоге, возникло несколько самостоятельных традиций, эталонные образцы которых   произведения изографов Москвы и Ярославля, Поморья и Урала, Ветки и Владимирских сёл, Сызрани и Гуслиц    являются основой современного коллекционирования поздней русской иконы.

  Представленное собрание включает несколько памятников начала XVIII веков и ряд интересных икон эпохи императриц. Но основная часть коллекции отведена произведениям поздних иконописных школ. Эти памятники носят весьма типичный или даже эталонный характер для тех направлений, в русле которых они были созданы.

  Наиболее интересная и ценная часть собрания    иконы традиционного письма на сусальном золоте. Оно редко присутствовало на образах XVIII века.  Массовая иконопись только развивалась и ещё не освоила дорогое золото, а аристократические иконы были нередко ориентированы на светский вкус и в соответствии с ним исполнялись на пейзажных фонах. Только в следующем столетии, по мере роста уровня жизни  и возобладания в духовном искусстве средневекового эстетического идеала, драгоценное золото вновь засияло на множестве образов    сусальное, служившее основой для живописи, и творёное, покрывавшее её сверху драгоценным ковром.

  Золото на иконе было не только показателем её художественного качества, высокой стоимости и серьёзного статуса. Оно также имело особое сакральное значение как символ христианского оптимизма, лучезарной эсхатологии, пророчествующей о финале истории как царстве чистого света. 

  

Особая_икона_каталог_Божие_видение_иконы_Абрис_автор_Илья_Боровиков

 
В книге пять глав. Первая посвящена образам "Воскресения с праздниками" и содержит описания 12 произведений.
 
 

Образы «Воскресения с Праздниками»

  «Воскресение с Праздниками» — изобретение позднего средневековья. На Руси подобные иконы возникли, видимо, не раньше  второй половины XVI в. 

  В столичных художественных кругах этого времени активно создавались особые образа-«трактаты», своего рода богословские тексты в красках, на которых мелкие окружающие клейма как бы утверждали и разъясняли сущность центрального, основного.  От подобной концепции унаследовали свой характер и традиционные «Праздники». Однако в домашний обиход композиции «Праздников» вошли сравнительно поздно, примерно со второй половины XVIII в. Немаловажным фактором популярности была... практичность подобных икон:  у верующего в Красном углу оказывался как бы сразу целый иконостас, в компактном виде содержащий универсальный набор всех священных для христианина изображений. Однако причина люви к таким иконам - не только их «утилитарность». Образ, до предела насыщенный сакральными изображениями, казался верующим источником  высочайшей святости и мнился превосходящим по благодатности любой другой.     

 Богатые заказчики, благочестивые купцы, просвещённые старообрядцы приобретали подробнейшие образы «Праздников», в состав которых (иногда насчитывающий целых шестнадцать или даже двацать основных клейм) добавлялся отдельный цикл Страстей Христовых, образы Новозаветной Троицы и четырёх Евангелистов.  Подобные иконы — настоящие шедевры миниатюрного письма, до предела насыщенные действующими лицами, тонкими деталями и разъяснительными надписями, исполненными с высоким вкусом и мастерством.

 Крестьянин или ремесленник молился на более простые, иной раз «скорописные» «Праздники», композиция которых была сведена к простой и выразительной формуле. Для сельского жителя такие «Праздники» играли роль своеобразного календаря, так как с каждым из изображённых событий – будь то Успение, Покров или Троица – был связан важный этап аграрного цикла.

 На обороте таких икон нередко можно увидеть процарапанную надпись – «Полницу», «Полницу полюднее». «Людной полницей» называли иконы «Праздников» сами мастера и заказчики. Это простодушное именование отражает восприятие подобных икон как  в совершенной полноте отражающих мировую  Священную историю:  от явления праотцу Аврааму св. Троицы, провозвестившей рождение Иисуса, до восшествия на небо Христа и Марии в сценах Вознесения и Успения, толкующих о грядущем конце времён и бессмертии души в царстве Божьем.

 

(образец разворота): 

 

Особая_икона_каталог_Божие_видение_иконы_Абрис_автор_Илья_Боровиков

 
 

Вторая глава посвящена образам событий Священной истории и включает описания 30 памятников.

 

 Образы событий Священной истории

    Если иконы «Воскресения-Двенадцати праздников» были очень характерны для русского домашнего обихода, то образы отдельных «Праздников», как правило, произведения храмовые.

    Всё-таки праздник на Руси – явление общественное, обязательно связанное со встречей всей общины в приходском храме (иногда он был один на множество весьма отдалённых деревень). Праздничное событие, а, стало быть, и икона этого события, выложенная на церковный аналой, собирала вокруг себя весь местный люд.  А держать икону отдельного праздника в личном моленном обиходе не имело практического смысла.

   Часть представленных произведений – иконостасные образы большого размера. Но есть здесь иконы и скромного формата, «аналойные».  Иногда «аналойный» размер (это примерно 30Х26 см) называют «домашним». Действительно, по традиции, большинство личных, «домовых» икон именно такие. Но в данном случае слово «аналойный» возвращает нас к своему первичному значению: иконы, представленные здесь, скорее всего, хранились в алтаре церкви до соответствующего праздничного дня, когда, выложенные на особый столик-аналой в центре храма, они чествовались всем миром.  В отличие от моленных икон личного пользования, окружённых почитанием только одного человека или его семьи, храмовые аналойные иконы «Праздников» когда-то объединяли молитвенные чувства сотен верующих многих поколений, что, разумеется, наделяет такие иконы какой-то особой  царственностью.

  Интересно, случаен ли устоявшийся в культуре «аналойный» размер иконы? Возможно, что нет. Любопытна догадка о том, что если целиком заполнить этот формат изображением лика, то его размеры примерно совпадут с размерами реального человеческого лица. «Аналойный» размер иконы словно негласно проповедует идею того, что Творец, создавший человека по Своему образу и подобию, гораздо ближе к Своему детищу, чем это может порой показаться.

 

(образец разворота): 

 

Особая_икона_каталог_Божие_видение_иконы_Абрис_автор_Боровиков

 

Третья глава посвящена иконам с образом Христа. Включает описание 17 икон.

 

Образы Христа

 

    При взгляде любую галерею русских икон Христа не может не удивить их малая вариативность. Здесь даже отдалённо не наблюдается того разнообразия изводов, что отличают тему Богоматери.    

    В основном это как бы одна и та же икона, с разницей только в кадрировании. Иногда это отдельно взятый лик Иисуса (Спас Нерукотворный, Спас Оплечный), иногда Его фигура целиком (Спас на троне, Деисус, Новозаветная Троица). А чаще всего – поясная икона Христа в образе Вседержителя, с  Евангелием в левой руке и благословляющей правой. И почти везде – за исключением, разве что, Нерукотворного образа – Христос предстаёт зрителю в один и тот же момент: своего небесного триумфа, когда Он, в образе Искупителя и Судии, воссел на Престоле Уготованном.

  Это постоянство в следовании единственной  композиционной схеме отражает русское отношение ко Христу как существу абсолютному и неизменному. По праву Альфы и Омеги бытия, его начала, конца и, одновременно, незыблемого центра, Иисус пребывает в вечно статическом состоянии, в том числе - композиционно. Подобная традиция существенно отличает нашу лаконичную иконографию от многообразной  западной.  Если европеец интересовался в основном  жизнью Иисуса во времени,  Его чудесами, бытом, проповедью и страданиями, то русский воспринимал Иисуса более отвлечённо, всматривался в Его образ по ту сторону смерти.  В европейском искусстве Иисус – скорее Человекобог, в русском – Богочеловек.

  Вслед за немногочисленностью композиционных вариантов образов Христа следует отметить определённую редкость прославления Его икон как чудотворных. Они, разумеется, есть, но на порядок немногочисленнее, чем образы Богоматери. Вмешательство в повседневные дела людей, участие в их бытовых нуждах не свойственно Христу как персонажу народной мифологии. Он – воплощение незыблемого нравственного закона, владыка души человеческой в самом высоком и общем смысле, почти не участвующий во временной жизни, но неусыпно сохраняющий её мистическую основу. Кажущаяся монотонность темы Христа в русской иконографии декларирует это возвышенное представление красноречивее любых многословных композиций.

 

(образец разворота):

 

Особая_икона_каталог_Божие_видение_иконы_Абрис_автор_Илья_Боровиков

 

 

Четвёртая глава представляет собой публикацию 51 иконы Богоматери

  

 

Образы Богоматери

 

      Одна сторона её личности овеяна духом христианской мистики: это угаданная пророками непостижимая Дева, облекаемая в Космос, как в покрывало, с брошенными под ноги светилами.

   Но, при взгляде на приведённую здесь подборку её икон, большее внимание хочется уделить тем её чертам,  что для русского человека воплощали всю экзотерическую сторону христианства – а именно не-таинственную, открытую вовне, обращённую к людям, к миру.

   Это выражено не в самих композициях  образов Богоматери, полных сложной богословской символики, мистики и тайны. Скорее, это явствует из самого разнообразия чудотворных её икон и их судьбы, укоренённой в нашем прошлом.  Присутствие Богородицы пронизывало каждый момент как частной, так и государственной русской жизни, и всякий её этап увенчан чудотворной иконой Божьей матери, как бы благословлён ею.  Даже небольшая галерея её икон из представленного каталога  кратко  иллюстрирует всю историю Государства Российского:

     Киевская Русь (IX- конец XIвв.) – икона «Владимирской» Богоматери, а также «Печёрской» связанные с первой русской столицей, Киевом.

     Эпоха удельных княжеств (XII-XIVвв.) – иконы «Знамения», «Покрова», «Смоленской», «Фёдоровской», «Толгской», «Тихвинской» Богоматери, палладиумы Новгородского, Владимиро-Суздальского, Смоленского,  Ярославского княжеств.

    Объединение Руси вокруг Москвы (конец XIVв.) – икона «Явления Богоматери св. Сергию Радонежскому».

    Время Московского царства, эпоха Иоанна Грозного, расширение границ России на Восток (вторая половина XVIв.) – «Казанская» Богоматерь.

    Правление царя Алексея Михайловича  (вторая половина XVIIв.), начало культурных преобразований – «Иверская», «Троеручица», «Живоносный источник»,  «Всех Скорбящих радость».

    Эпоха барокко, становление России как великой европейской державы (конец XVII-XIXвв.) – образы Богоматери «Утоли моя печали», «Взыскание Погибших», «Нечаянная Радость», «Призри на смирение», «Споручница грешных».

   Пути некоторых икон тесно сплетены с путями русского государства. «Владимирская» Богоматерь освящала своим присутствием все перемещения столичного престола – из Киева во Владимир, потом в Москву. «Казанская»  олицетворяла беспрецедентное приращение территории России Азией. «Иверская» была унаследована от периода греческого влияния в культуре, повлекшего, в конечном счёте, события русского Раскола. 

  Насколько тема Христа в русском искусстве кажется отстранённой (почти все немногочисленные Его иконографии появились задолго до становления Руси), настолько же тема Богоматери пронизана национальным духом ( и те её иконы, что не были придуманы у нас, обрели новую, местную судьбу, а их иноземное прошлое в основном утратило свою значимость).

  Разнообразие почитаемых в русской державе икон Богоматери - а их сегодня известно несколько сотен -  кажется неисчерпаемым.  И по сей день выявляются памятники с неизвестными прежде изводами её иконографии, которые исследователям  приходится называть  просто  «Умиление», «Одигитрия». От некоторых сохранилось название, да и только. А ведь с каждой из сотен этих икон связана какая-то страница русской истории, полная радостных и драматических событий.  Существенная часть этих легенд и былей ныне по-прежнему остаётся тайной.

 

(образец разворота): 

 

Особая_икона_каталог_Божие_видение_иконы_Абрис_автор_Илья_Боровиков

Пятая, финальная глава -  47 образов святых

 

 

Образы святых

 

   В лице святых «небо сходит на землю» и, следовательно, их сонм, пусть и приблизительно, обладает собственной иерархией, в чём-то напоминающей небесную.

  Во главе этой иерархии, бесспорно, находятся святые Николай Чудотворец и Параскева Пятница, соответственно возглавившие пантеоны мужской и женской святости. Особая близость св. Николая самому Христу видна воочию при взгляде на сцену «Никейского чуда», расположенную над плечами любой фигуры  Николы: Христос вручает святому омофор, что верующий зритель мог  трактовать  шире, как некий символ посвящения в наместники Христа, даже отчасти переложения некоторых функций Бога на плечи мирликийского епископа. Что до св. Параскевы, то её связь с Богородицей прослеживается и в канонической иконографии, и в народных обрядах. Но, при всей вовлечённости русской Богородицы в земную жизнь, св. Параскева намного глубже и детальнее вникала в повседневные мелочи, почитая благословением или запретом  многие аспекты бытового, в особенности женского  мира. Вместе они – Никола и Параскева – своего рода «Христос и Богородица» иерархии святых – несут на себе также и странный отсвет древних, дохристианских культов, дух которых ещё можно иногда почувствовать, но конкретных черт уже почти не различить.

  В центре этого пантеона – сонмы святых не столь значительных, но всё же всем известных и всем необходимых. Это хранители стад и изгонители бесов – св. Георгий и Архангел Михаил, и целители  – св. Пантелеймон и Семь Эфесских отроков, и защитники семьи и брака – свв.Гурий, Самон и Авив,  и хранители от того, чего люди древности боялись больше болезней и самой смерти – смерти без покаяния: св. Харлампий, св. Варвара.

  Наконец, иконы местных святых – Зосимы и Савватия Соловецких, Лонгина Коряжемского, Тихона Калужского, Серафима Саровского, Анны Кашинской –образы «гениев местности», почитаемых в основном на той земле, которой они покровительствуют и которая изображена на их иконах. Не только связанный с их памятью монастырь или храм, но и эта река, эта роща, наконец, все эти невзрачные холмики находятся под опекой могущественных святых «на местах», пусть не известных всей Руси, но свой родной край соблюдающих крепко.

   Всё пространство России, от столиц до глухих деревень, было заполнено  благочестивыми изображениями. Икона сопровождала человека на всём пути от рождения до смерти, встречала его повсеместно. Христос, Богоматерь, святые верховные, общерусские, святые местные, наконец,  личные - святой-покровитель и ангел-хранитель - сопутствовали человеку на каждом шагу.

  Там, где нельзя было непосредственно увидеть святой образ, в любом случае, обнаруживался традиционный трёхоконный фасад русской избы:  своего рода архитектурная икона «Троицы».  Наконец, даже там, где не было уже никакого жилья, человек не оставался без благочестия. Сохранились свидетельства удивлённых иностранцев, что не только на столбах у глухих лесных дорог, но даже и в самой чаще русского леса им встречались  иконы, укреплённые на столбах-голбцах, деревьях или даже помещённые в их дупла – и оттуда, словно из природных киотов, своей благодатью неусыпно осеняющие наш дикий край.

 

(образец разворота):


Особая_икона_каталог_Божие_видение_иконы_Абрис_автор_Илья_Боровиков

 

 

Модуль описания иконы выдержан в традиции, устоявшейся в академических изданиях. Краткая характеристика образа даётся в основном с  исследовательского ракурса, хотя порой затрагивается аспект современного антикварного бытования русской иконы, что является на сегодняшний день определённым новшеством.

Формат каталога А4.  твёрдый переплёт, 327 страниц, бумага 130 г/см.

Цена 2 000 руб.

Ознакомиться с книгой можно по адресу: г.Москва, ул. Верхняя Масловка, 18

Телефон для связи: 8 (926) 842-15-79

Электронная почта ilyaborovikov@yandex.ru

 

 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

Связь: +7 (926) 842-15-79, ilyaborovikov@yandex.ru. Адрес: г.Москва, ул. Верхняя Масловка, д.18
ОБРАТНО